photo

Мы можем. Я могу!

Онкология надежды

Почему все не так

Почему все не так…

 

не так, как бы нам всем хотелось, перестать наконец испытывать липкий страх не только от диагноза рак, но и от загнанных в глубину подсознания мыслей о нем.

А пока приходится постоянно возвращаться к этой теме, в своих представлениях о которой, трансформируясь со временем от юношеского максимализма, до зрелого, нет, пока еще не полного скептицизма, а до зрелого реализма.

Давайте еще раз попробуем разобраться, что происходит, где мы находимся и куда движемся. Само простое ответить на последний вопрос, движемся мы явно не туда, а тогда почему не туда?

Здесь трудно обойтись без каких-либо метафор. Возьмем, к примеру одну из них, которую я уже однажды использовал. Представим некий бассейн, в который с одной стороны что-то вливается, а с другой выливается, а содержимое бассейна — это вероятность и заполучить раковое заболевание и вылечится от него. Вливается туда все то, что повышает риск заболеть раком и уменьшает наши шансы от него избавится, а на выходе, а на выходе вся королевская рать -ортодоксальная и не ортодоксальная онкология.

Понятно, что нам всем бы хотелось видеть мощность этих потоков в противофазе -худеющая струйка поступления в бассейн и полноценная струя на выходе из него.

Но реальность, к сожалению, далека от этой картины. Уровень бассейна со временем не только не уменьшается, но, как раз напротив, постоянно и быстро повышается.

Почему же так, ведь столько на это средств, огромных средств тратится, по крайнем мере в развитых странах. Постоянно появляются новые препараты химии терапии, качественные изменения в лучевой терапии, не говоря уже о хирургии и иммунотерапии и очевидный прогресс в ранней диагностике. Да и в использовании альтернативных методов и подходов к предотвращению и лечению рака тоже вполне очевидный прогресс. Тогда, повторяю вопрос, так что же не так?

А давайте посмотрим, что там в этих трубах. Что повышает шанс заболеть раком, почему этот шанс с годами, особенно в последнее время повышается лавинообразно?

Причин, конечно много, но главная, стремительно меняющийся мир в котором мы живем, он становится все более и более для нас враждебным.

Воздух, которым в некоторых местах и дышать то нельзя, вода, чего только там не найдешь, весь аптечный ассортимент, продукты, заходишь в магазин, как на минное поле, здесь даже термин такой появился «пластмассовая еда» , около 80% процентов того что предлагают нам в американских и канадских магазинах, это как раз такая еда, практически лишенная всего того, что нам необходимо, абсолютно необходимо нашим клеткам для нормального функционирования: витамины, минералы, микроэлементы, антиоксиданты, фитохимикалы, зато в избытке содержащая всевозможные токсины, продукты с большим перекосом Омега 3/6 в сторону последней.

Степень этого безобразия может варьироваться от того, где мы живем. Везде есть свои особенности, свои фирменные особо вредоносные черты. Здесь, например, генетически модифицированные продукты, а в России- массовое применение пальмового масла и не абы какого, а самого паскудного, полученного высокотемпературной экстракцией с аномально высоким содержанием глецидола.

Додумались наконец, нашли заменитель и маслу, и творогу, и колбасе и многому другому-органическое соединение эпоксидных и спиртовых функциональных групп. Очень полезная вещь, вполне подходит для получения эпоксидных смол и полиуретан-эпоксидны­х каучуков, но причем здесь продукты?

И как при таком раскладе могут работать проверенные, казалось бы, временем протоколы, например Будвиг протокол. Его основа -смесь творога и льняного масла. Раньше я грешил на качество льняного масла, которое разбавляют дешевыми растительными маслами, типа соевого, кукурузного и прочей гадостью, но, а если еще и творог с эпоксидными смолами, то этой смесью, извините за резкость, только крыс можно травить.

Но все это только вершина айсберга, если копнуть глубже, то сколько всего за несколько десятилетий наворотили. Экспоненциальный и практически не контролируемый рост бытовой химии и косметики, это кладезь ксеноэстрогенов, прямая связь со всплеском заболеваниями гормональными видами рака.

Мало нам всего этого для «счастливой жизни», так нет, для полноты картины прибавьте то, чего раньше практически и не было- рукотворные токсины – наведенные электромагнитные поля главным образом от всевозможных гаджетов и Wi-Fi раутеров, которые осчастливили нас совсем недавно. Но сейчас они везде и, как в старом хите, «я не сплю и не ем, не послушав Бони М», так и с ними: спать без них не ложимся, пронизывают они нас насквозь, внося хаос в межклеточную коммуникацию и разрушая механизм клеточной детоксикации.

Посмотрите на наших детей и даже внуков. Как будто они с этими гаджетами ухитрились родится, а ведь они наиболее уязвимы для этих игрушек. И не стоит верить аффилированным с производителями этих устройств и прикормленных ими «ученым», которые никаких причинно-следственных связей здесь не находят, как в свое время такие же «ученые» не находили никакой связи между курением и раком легких.

И как вишенка на торте, то, что происходит прямо сейчас-коронобессия, это просто удар ниже пояса, удар по всей цепочке наших защитных механизмов: хронический стресс, в разной степени отключение иммунной системы, разрушение ментального и физического здоровья. Последствия всего этого коронобессия даже в малой степени еще далеко не сказались.

Другими словами, мощность втекающей в бассейн трубы постоянно увеличивается, но как мы знаем из школьного курса физики, уровень жидкости в бассейне зависит и от того, что там на выходе из него. А там все то, что может повлиять и на изменение вероятности заполучить рак и на успешный ход лечения.

Если присмотреться, то нетрудно заметить, что струя это не сплошная, а состоит, как бы из двух потоков: ортодоксальной онкологии и всего остального, где-то они сближаются, редко где пересекаются, а в основном, как однополюсные магниты, отталкиваются друг от друга, никакой совместимости.
Могут ли они повлиять на мощность входной струи? Если говорить о снижении частоты заболевания раком, то от ортодоксальной онкологии пользы в этом никакой, а от альтернативной, очень даже есть, на нее собственно вся надежда.

А что конкретно? Да все, то, о чем я уже много лет пишу и нет никакой возможности, да и необходимости опять все это здесь повторять. Практически все основные статьи об этом перенесены из ЖЖ на сайт www.oncohope.net, где они архивированы по датам написания, но, к сожалению, не всегда сгруппированы по тематике.

Хотя такие попытки были в виде обзорных статей «Помоги себе сам» или «Сухой остаток», но я конечно сознаю, что этого совершенно недостаточно, поэтому надеюсь, что вскоре (теперь уже это не от меня зависит) помещу наконец первую часть книги «Антираковый детектив. Записки пациента», которая, не успев появится уже прилично устарела, но лучше так, чем никогда.

А вот что туда не вошло? Много новых инструментов, не стану их здесь перечислять, но самое главное, то, что совершенно необходимо и для предотвращения рака и для его лечения и, кстати для того, чтобы обезопасить  себя от короновируса (помимо того о чем говорилось в https://www.youtube.com/watch?v=0gJ3TncwBM8 ) – перестройка нашего дыхания.

Хотя я об этом за последний год уже много чего и написал и сказал, но давайте все-таки еще раз на этом остановимся. Я все больше прихожу к убеждению, что тотальное игнорирование ключевой роли кислорода, того кислорода, который поступает в наши клетки, никогда не позволит достигнуть реального прогресса и в предотвращение заболевания раком и лечение его.

Но действительно, нашим клеткам для нормальной работы много чего требуется. Очень трудно, если вообще возможно перечислить все то, что им необходимо. Но, все таки ключевой элемент для работы здоровой клетки это безусловно кислород. А что происходит при его серьезном дефиците? Возьмем такой идеальный гипотетический случай: полное отсутствие токсинов и все, кроме необходимого уровня кислорода у клетки имеется, и даже в этом случае здоровая клетка неизбежно трансформируется в раковую.

И это не игра воображения. Такой вполне конкретный идеальный эксперимент был проведен и не кем ни будь, а Нобелевским лауреатом др. Отто Варбург, который показал связь между кислородом, раковыми клетками и их корреляцию с величиной рН среды.
Прогресс и регресс в развитии раковых клеток прямо зависел от того насколько среда, в которой они находились была обогащена кислородом. В обогащенной кислородом среде, раковые клетки не только не развивались, а теряли подвижность и, в конечном итоге погибали, зато снижение кислорода в среде приводило к их бурному развитию. Более того в этой среде нормальные клетки неизбежно становились раковыми. Важнейший эксперимент, за который Оксфордский Университет удостоил его степенью почетного доктора.

К этому можно еще добавить, что при снижении уровня кислорода в окружающей клетку среде снижается и потенциал водорода рН, что препятствует попаданию в нее минералов и микроэлементов. Йод, селен, цинк, например, крайне необходимы, как для профилактики, так и для лечения рака, но при рН ниже 6.4, сколько их не принимай в клетку они не попадут. Если спустился еще вниз, в более кислотную среду, то для большинства минералов, редких элементов, витаминов (A,B,E,F,K)  уровень pH 5.5 становится непреодолимым препятствием для усвоения. А при значении ниже 5.0 не усваивается практически ничто. Плохо еще и то, что в кислой среде, многие энзимы, в частности, протеолитические, тоже не работают.

Но и это еще не все, есть работы (я глубоко этот вопрос не изучал), где утверждается, что все грибы, паразиты, вирусы и болезнетворные бактерии являются анаэробными организмами и хорошо себя чувствуют в бедной кислородом среде, а в обогащенной естественно не выживают.

Тогда вопрос, если все так очевидно, то почему же никто, за редким исключением этой проблемой до сих пор не озаботился, ни ортодоксальная, ни альтернативная онкология. Ведь уже без малого сто лет прошло с появления робот др. Варбурга.

Можно привести множество объяснений, но главная, все-таки одна. А как эту насыщенную кислородом среду создать? Ведь нет никакой таблетки — проглотил ее и вся недолга, клетки купаются в кислороде, все, что нужно в клетку поступает, а, что не нужное гибнет.

Я уже не говорю о коммерческом интересе, кто бы такую таблетку придумал, разбогател бы сказочно. Но нет, никто не проявляет к этому ни малейшего интереса, потому что, прекрасно понимает, что это все пустые хлопоты, ничего с кислородной таблеткой не получится и ничего на этом не заработаешь.

И это, к сожалению, а может быть к счастью, что никому не придется тратится на такие таблетки. Действительно, незачем зарабатывать на том, что совершенно бесплатно доступно абсолютно каждому, нужно только вернуться к тому способу дыхания, который все мы без всякого исключения получили при рождении, но со временем, кто раньше, кто позже, в разной степени от него отошли.

Поскольку весь последний год я только и делаю, что об этом и пишу и говорю, пожалуйста, кому интересно почитайте или посмотрите и послушайте, о чем идет речь. Здесь же дам только одну ссылку на видео годичной давности https://www.youtube.com/watch?v=yINLHEwfh0c

Я вовсе не считаю себя экспертом в этом вопросе, у меня только базовая подготовка и собственный годичный успешный опыт применения различных методик для перестройки дыхания. Но никто же никому не мешает присоединится к разным учебным группам, коих сейчас не мало и получить там более полную и возможно более качественную информацию. В ссылке на приведенное выше видео, а также в статьях изложены основные принципы и даны описание практических упражнений.

Единственно что от нас требуется, это набраться терпения. Не будем забывать, что изменения нашего дыхательного паттерна происходило не сразу, а с течением времени, поэтому и перестройка дыхательного центра не может произойти одномоментно, необходимо время. Как долго? Трудно сказать, у всех по-разному, но первые результаты не заставят себя ждать.

Давайте теперь оставим на время дыхание, попробуем дальше двигаться без него, почти по Жванецкому «Почем стоит похоронить? А без покойника?

А без покойника тоже очень много чего можно сделать, если наконец убрать эти однополюсные магниты и соединить усилия ортодоксальной и альтернативной онкологии.

Ишь, чего захотел, соединить усилия, размечтался, разве такое в реальной жизни возможно? В повседневной практике пока еще случается довольно редко, в подавляющем большинстве случаев ортодоксальные онкологи помещают себя в звуконепроницаемую капсулу, стучись не стучись, тебя не услышат.

А в публичном пространстве и врачи, да и подавляющее большинство пациентов повторяют, как мантру-мы находимся в рамках доказательной медицины.

А кто же против? Опять вспомнилось: кому бы был интересен дурак Буратина, если бы я не был такая скотина. Кому бы была интересна эта сомнительная альтернативная медицина, если бы мы все были бы счастливо избавлены от рака ортодоксальными проверенными доказательными методами, пусть даже ценой неизбежных побочных эффектов.

Но это же совсем не так. Как правило дело ограничивается ремиссией, и угроза рецидива липким страхом постоянно над нами нависает и есть причины. Какие?

Разделим их на формальные и, по существу. Что я называю формальными? Это прогнозы выживаемости, для разных видов и стадий рака. Они же не с потолка взялись. За ними как раз и стоит доказательная медицина. И что же в этих таблицах можно увидеть обнадёживающего. Обычно приводится какое-то пороговое значение – 3, 5, в лучшем случае 10 лет. Это означает, что, выполняя все предложенные нам терапии, у нас есть шанс достигнуть этого рубежа-10 лет.

Оставляя вопрос о качестве жизни при используемых методах лечения, спросим себя, много это или мало?

Ну, если вам под 80, то это совсем, совсем не мало, а если в районе пятидесяти или не дай Бог тридцати, то это звучит далеко не так обнадеживающе.

Вот отсюда и страхи, и поиски альтернативы. Никто не хотел умирать, особенно в сорок лет, когда жизнь только начинается.

А теперь, по существу. Ахиллесова пята методов ортодоксальной онкологии -невозможность в подавляющем большинстве случаев «достать» стволовые раковые клетки, так называемые Cancer Stem Cell (CSC), которые в очень незначительных количествах присутствуют внутри большинства раковых опухолей.

Количество их очень небольшое, а вот роль в развитии ракового процесса и его рака выживаемости, огромная.

Что это такое CSC и как это работает? Рассказать об этом здесь нет никакой возможности, но для тех кто хотел бы разобраться в этом вопросе, пожалуйста посмотрите https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3496019/ ,где все подробно изложено.

Статья так и называется Cancer Stem Cells.

Суть вопроса умещается всего в одну фразу «Most CSCs are believed to be resistant to chemo- and/or radiation- therapy, indicating the important roles CSCs play in cancer relapse and metastasis».  Стволовые раковые клетки резистентны к воздействию химии и радиотерапии и играют ключевую роль в случаях рецидива и метастазирования.

И это действительно так. Это такой монстр, такой кощей бессмертный, сидящий в центре каждой опухоли и дирижирующий всеми рычагами, для ее защиты и развития. Можно ли этого монстра убить химии и радиотерапией. В принципе, да, на практики редко получается, поскольку для этого нужно слишком много химии и радиации. Ущерб от таких массированных доз мало кто сможет выдержать.

Вот и получается, что после проведенного курса химии и радиотерапии, размер опухоли уменьшается или может вообще исчезнуть, но это Пиррова победа, стволовые клетки никуда не делись, их мало, они не видны на сканах, но они есть и не сомневайтесь, они извлекли уроки, эта атака их не напугала, но многому научила и они будут готовить ответ.

С учетом сказанного, что мы им можем противопоставить? Казалось бы, ничего, тупиковая ситуация, без неприемлемого ущерба для организма избавится от них не получится.

В подтверждение этого есть очень много публикации, выполненных in vitro, т.е., на уровне клеток. Приведу очень показательный пример из этого ряда, подтверждающий этот факт и одновременно, открывающий окно возможностей для совершенно других подходов нейтрализации CSC.

Один из широко применяемых для рака груди препаратов taxol в отношении CSC показал практически нулевую эффективность, тогда как 6-shagoal полностью останавливал их (стволовых раковых клеток) развитие при концентрациях в десять тысяч раз меньше, чем taxol   http://www.rexresearch.com/6shogaol/6shogaol.html

https://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0137614

А что это за зверь такой 6-shagoal, где его можно найти, не подскажите? Пожалуйста, никакого секрета- один из фитохимикалов в изобилии присутствующих в имбире и это совсем не уникальный случай, есть много других подобных фитохимикалов.

Вот только часть из них:

But natural bioactive compounds can have a damaging effect on these ‘royal cells’ (здесь имеется ввиду стволовые раковые клетки). Here are the top ten such compounds, each with their main sources:

(молекулы растительного происхождения могут оказывать разрушительный эффект на эти «королевские клетки» (CSC) Здесь десять таких компаундов, каждый с указанием того, где их можно найти)

  1. 6-gingerol (ginger)
  2. Lycopene (tomatoes, watermelon, pink grapefruit)
  3. Curcumin (turmeric)
  4. Resveratrol (red grape skins)
  5. EGCG (green tea)
  6. Vitamin D3 (sunshine)
  7. Ursolic Acid (Holy Basil, pistachio nuts, apple peel)
  8. Piperine (black pepper)
  9. Sulforaphanes (cruciferous vegetables, sprouting seeds)
  10. Feverfew (ромашка обыкновенная или дикая ромашка) (parthenolide)

И нельзя сказать, что ортодоксальная онкология, по крайнем мере продвинутая ее часть, судя по количеству публикаций, совсем этого не замечают или игнорируют эти факты. Здесь можно сослаться на др. Янг.С Ким, организующей исследования, относящихся к природным антираковым субстанциям в Национальном институте рака — крупнейшем правительственном онкологическом агентстве в мире, где она возглавляет соответствующий департамент. Ее список пищевых ингредиентов, которые борются с метастазами и увеличивают выживаемость при раке, включает сульфарапан, куркумин, пиперин, EGCG, и ряд других из приведенного выше списка.  Практически все номинанты этого списка нам хорошо знакомы и за каждым из них стоит множество публикаций, подтверждающих не просто их эффективность в терапии рака, но и, что более важно в борьбе со стволовыми раковыми клетками.

Давайте более подробно посмотрим на участника под номером десять, об антираковых свойствах которого я узнал совсем недавно. Тем интересней.

Итак, пиретрум, или дикая ромашка, или пуговица холостяка (tanacetum parthenium) — действительно очень привлекательное растение из-за наличия в ней нескольких биоактивных ингредиентов, в частности, партенолида, наибольшая концентрация которого содержится в цветках и «фруктах». Опустим рассмотрение ее многочисленных фармакологических свойств: противовоспалительные, противоопухолевые, кардиологические и многие другие, а подробно рассмотрим только один аспект – эффективность, содержащейся в ней партенолида (извините, если я не точно перевел parthenolide) в разрушении стволовых раковых клеток различного генеза.

 

Поджелудочная железа. Проведенные в 2010 году исследования in vitro продемонстрировали, что партенолид не только подавляет пролиферацию стволовых раковых клеток поджелудочной железы, но и приводит к их гибели

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2924280/

Рак простаты. Исследования, проведенные в Национальном институте рака, показали, что партенолид может успешно атаковать стволовые раковые клетки рака простаты https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/19204913/

Лейкомия исследования, проведенные в  Медицинской школе Университета Рочестера, показали, что партенолид является мощным средством против лейкемии и может убивать раковые стволовые клетки, не нанося вреда здоровым. В этих исследованиях его сравнивали с препаратом Цитарабин, применяемым при лейкемии. Партенолид показал значительно лучшие результаты, что побудило FDA «стимулировать» разработку аналогичного химического ингредиента.

https://www.webmd.com/cancer/lymphoma/news/20050225/chemical-in-feverfew-plant-may-fight-leukemia#1

Есть и другие не менее успешные результаты исследований, в частности по раку молочной железы и раку легких.

Мы остановились только на двух участниках этого списка -первом и последним, выбранных не случайно. С ромашкой дикой все ясно, это новая звезда на анти раковом небосклоне и было интересно рассмотреть ее поближе, а имбирь, он же ginger, напротив всем отлично известен, но главное не в этом, он пожалуй один из немногих в этом списке объектов из которых можно сравнительно легко получить терапевтическую дозу, содержащихся в нем антираковых субстанций.

А какая эта терапевтическая доза, то необходимое количество действующего вещества, которое делает продукт не просто полезным, а превращает его в лекарственный препарат?

Вопрос ценой в миллиард долларов, на сегодня это средняя стоимость выпуска на рынок нового онкологического препарата. Так и хочется вслед за Паниковским начать непрерывно повторять, дяденька дай миллиард, дай миллиард, не для себя ведь прошу, а для организации полномасштабных исследований, направленных и на определение терапевтической дозы (хотя бы для фигурантов этого списка) и на наилучший способ их приема. Если бы такой дяденька нашелся, то без всякого сомнения польза от этого миллиарда оказалась бы несопоставимо выше, чем на разработку очередного противоракового препарата.

Это, кстати, прекрасно понимает, упомянутая выше др. Янг С. Ким «Самая большая проблема — потреблять достаточное количество. Вам, возможно, придется использовать качественные добавки».

Мне кажется она, также, как и я предпочла бы найти способ получать все необходимые антираковые компоненты из продуктов, но, похоже никто миллиарда, на организацию быстрого и полноценного исследования давать ее отделу не собирается и ждать придется долго.

У нас этого времени нет. Хорошо бы конечно знать терапевтическую дозу для всех, приведенных здесь фитохимикалов, тем более что, как показано в уже опубликованных исследованиях она не одинакова для разных видов рака.
Например, один из наиболее разработанных участников ЕGCG, полифенол, входящий в состав зеленого чая, где и терапевтическая доза для раков различного генеза установлена и получить ее можно не прибегая к приему добавок.

Есть уже много работ, даже на людях, показывающих при каком количестве потребления EGCG зеленый чай начинает оказывать терапевтическое действие.
Для рака простаты и молочной железы, например, это 800 мг, а для рака мочевого пузыря — аж 1200. Много это или мало? В общем-то не мало. Даже если брать чай Матча, содержащего этот полифенол EGCG в рекордном количестве (в одном грамме чая примерно 60 мг полифенола), то для достижения терапевтической дозы необходимо принимать соответственно 13 и 20 г чая. Это реально много. Но не будем забывать, что во всех этих исследованиях использовался не чай Матча, а экстрагированный из него полифенол EGCG, но это один из пяти, содержащихся в чае полифенолов и, конечно в изолированном виде его антираковый потенциал снижается. Но,  даже если сократить это количество, скажем на треть, это все равно не мало. Можно, однако не только получить эту дозу, но и синергетически усилить потенциал EGCG и одновременно получить от этого определенное довольствие. Посмотрите, как это сделать  https://oncohope.net/2017/07/18/tea-break-2/

Насколько мне известно, не всем фигурантам этого списка так повезло и с определением терапевтической дозы, и с легкостью ее приема.

Слишком утомительно здесь разбирать весь этот список, ограничимся здесь еще одним примером — Сульфарапан, содержится во многих крестоцветах, но в наибольших количествах в брокколи. Брокколи, фу, какая гадость, не раз я это слышал, понимаю, но все относительно, сравните ее хотя бы с химии терапией.

Сульфарапан -совершенно уникальный компаунд годится и для предотвращения возникновения рака и для его лечения, и для уничтожения стволовых клеток. Об этом столько написано, что здесь нет необходимости что-либо добавлять.

Давайте лучше посмотрим, как обстоит дело с определением фармацевтической дозы и способом ее приема. В отличии от примера с полифенолом EGCG, здесь такой четкости нет (хотя я оперирую не самыми новыми данными, возможно сейчас уже и есть)

В качестве ориентира можно взять количество сульфарапана (в виде концентрата), которые получали пациенты, участвующие в клинических испытаниях (OHSU Knight Cancer Institute, USA) по использованию сульфарапан для лечения больных с рецидивирующим раком простаты. Важно отметить, что это уже вторая стадия испытаний с участием довольно большого количества пациентов. Т.е. есть все основания считать, что первая стадия испытаний успешно завершена и безусловна показана безопасность ежедневного приема установленного количества концентрата сульфарапан для лечения больных с достаточно агрессивным и, по понятиям официальной медицины, мало поддающимся лечению форме рака.
Конечно, ежедневная доза сульфарапана, используемое в этой работе, может служить только в качестве ориентира применительно к другим видам рака, и, поэтому, в этой ситуации, правильнее было бы ее рассматривать, как минимально необходимую дозу. Какова же эта доза-двести микромолей ежедневно, четыре раза по 50 микромолей в виде капсул с концентратом сульфарапан. Если перевести микромоли в более понятные весовые единицы измерения, то окажется примерно 35 мг. Много это или мало?

По разным данным для получения такого количества сульфарапана нужно тщательно пережевать от трехсот до пятисот грамм брокколи, приготовленных на пару (3-4 минуты)
Не очень ободряющий сценарий. Но есть выход. Совсем не обязательно давиться тем, что вам категорически не нравится. По разным данным ее проростки (broccoli sprouts) содержат примерно в 50 -100 раз больше сульфарапана чем в самой брокколи. Другими словами, всего то нужно тщательно пережевать 15-20 г. проростков и они, кстати, приятны на вкус.

Давайте теперь немного отодвинемся и посмотрим на общую картину. Вспомним про выходящие из бассейна струи. Мне кажется это как раз тот самый случай, когда, разделяющие их (ортодоксальную и альтернативную онкологию) однополярные магниты могут наконец исчезнуть, что безусловно пойдет всем на нам пользу.

Ведь все фигуранты приведенного выше списка могут применяться и до начала и вовремя и после проведения ортодоксальных терапий, включая хирургию (до и после, особенно до) И не нужно ждать, пока для всех из них будет установлена терапевтическая доза. Будем исходить из принципа — лучше так, чем никак. Я бы даже сказал, что вовремя и после проведения химии и радиотерапии их применение может оказаться особенно полезным, поскольку по опухоли нанесен серьезный удар и самое время подключить фитохимикалы для уничтожения стволовых раковых клеток, без опасения причинить ущерб здоровым.

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий